10 вещей, которые нужно сделать в Тунисе

Главная » Маршруты ТурИнфо » 10 вещей, которые нужно сделать в Тунисе
Тунис

Всего в получасе езды от центра столицы Тунис находятся руины Карфагена. Когда-то государство, основанное легендарной финикийской царевной Элиссой, неосторожно вступило в конкурентную борьбу с Римской империей и, как мы помним из школьной программы, было разрушено. Сегодня развалины Карфагена — это знаменитые термы императора Антонина, холм Бирса, место захоронения Тофет, бесчисленные памятники финикийской, римской и византийской эпох.

I. Побродить по развалинам Карфагена

Здесь под аккуратно подстриженным фикусом вдруг открывается не потускневший за века орнамент римской мозаики, а фундамент особняка оказывается частью древней колоннады. Днем можно не спеша прогуливаться от одной достопримечательности к другой под сенью эвкалиптов и хвойных деревьев, а вечером — взойти на холм Бирса и, любуясь закатным морем, обозревать лежащий под ногами Карфаген.

II. Пообедать кускусом

Золотистый, рассыпчатый, пряный кускус — главное тунисское кушанье. Распаренные дробленые зерна пшеницы, щедро политые томатным соусом, служат отличным гарниром практически к любым блюдам: овощам, птице, рыбе, баранине, сушеному мясу, потрохам. В каждом городке свой любимый рецепт, и пробовать разные варианты можно бесконечно.

Едят кускус из общей тарелки, традиционно формируя щепотки у своего края. В ресторане, разумеется, блюдо подают порциями и предлагают гостям столовые приборы, но только ложки (вилки все равно не используют). Иногда сверху на горку крупинок кладут неочищенное яйцо, а на сладкий кускус водружают сахарные фигурки петухов — символ плодородия и достатка.

Как и все на Востоке, это блюдо довольно острое, поэтому не стоит отправлять в рот полную ложку жгучей крупы. Мясной кускус принято запивать водой, к сладкому часто подают кисломолочный напиток — простоквашу или ряженку. Ну и, конечно, хлеб к этому кушанью не полагается.

III. Выпить чая с кедровыми орешками

Сосед карфагенских руин Сиди-бу-Саид — городок-достопримечательность. Белые стены, синие ставни и двери, пронзительно-розовое великолепие пышных бугенвиллей — вот его жизнерадостная палитра. На центральной площади располагается самое знаменитое место Сиди-бу-Саида — кофейня «На циновках» , или в переводе с арабского «Верхняя кофейня» . Именно здесь некогда придумали добавлять кедровые ядра в традиционный восточный чай.

Говорят, один приезжий с северо-запада страны, известного своими хвойными лесами, нечаянно уронил несколько орешков в стакан с напитком и оценил получившийся вкус. С тех пор в любой тунисской кофейне можно заказать стаканчик терпкого ароматного отвара с шапкой сладкой пены, веточкой свежей мяты и россыпью кедровых ядер. Однако самый вкусный чай, по заверениям местных жителей, по-прежнему готовят в Сиди-бу-Саиде. Перевитые красно-зеленые колонны и покрытые циновками сиденья-помосты знакомы нам по циклу фильмов про Анжелику: здесь героиню Мишель Мерсье продавали в рабство.

IV. Пошуршать песком

Белый, мягкий и тонкий, как пудра, песок — главный строительный материал пустыни Сахара. Миллионы лет ветер и солнце дробили, перемешивали и шлифовали крошечные частички почвы, добиваясь идеальной формы и гладкости. Дюны, вечно изменчивое лицо пустыни, простираются на многие километры к югу, до плодородных низин и полноводных озер Центральной Африки.

Ветер переносит песчинки через гребни барханов, благодаря чему они медленно, но неуклонно передвигаются. Трение частичек друг о друга дает чуть слышный суховатый звук, похожий на мелодию пастушьей свирели. Пение песка слышно особенно отчетливо в вечерней тишине. Стоит чуть склониться над дюной — и пустыня тут же начнет рассказывать свои истории.

При виде песчаных просторов кажется невероятным, что когда-то на месте Сахары было море. В результате тектонических процессов сдвигались континенты, менялся ландшафт, но и сегодня, стоя на вершине дюны, будто ощущаешь толщу водного пространства над собой, и приходит уверенность в существовании где-то высоко другого мира…

V. Услышать классику в римском амфитеатре

Ежегодно в июле — августе городок Эль-Джамм превращается в музыкальную столицу Средиземноморья. Ярусы прекрасно сохранившегося древнеримского колизея вспыхивают сотнями факелов, и на застланную коврами сцену выходят звезды мировой величины: солисты Большого театра и ансамбль Игоря Моисеева, Римский филармонический хор и госпел-хор Нового Орлеана, Барбара Хендрикс и оркестр «100 цыганских скрипок» . Открывает фестиваль знаменитый оркестр Венской оперы с искрометными произведениями легкомысленных австрийцев.

Концерты проходят на древней арене с великолепной акустикой, под головокружительным звездным небом, в благоухании жасмина и роз. Зрители рассаживаются на каменных ступенях амфитеатра, поэтому для комфорта лучше захватить с собой подушку. В антракте можно обследовать камеры гладиаторов и подземные помещения, в которых держали диких животных, насладиться прекрасным видом с верхних ярусов или выпить обжигающего кофе и выкурить ароматный кальян в расположенной поблизости кофейне.

VI. Встретить восход на соленом озере

Идеально ровная поверхность, покрытая искрящимися соляными кристаллами, горизонт в мутно-голубой дымке и свежий ветер — это высохшее соленое озеро Шотт-эль-Джерид. Здесь герой «Звездных войн» любовался двойной луной, а известные гонщики ставили мировые рекорды скорости.

Восход солнца на солончаке — поистине неземное зрелище. Светлеет восток, отступают ввысь звезды, соляные отложения меняют череду нежнейших оттенков — и вдруг из-за невидимого оазиса появляется бледно-розовая макушка солнца. Несколько минут — и вот уже весь диск торжественно поднялся на небосвод.

Кругом простирается безжизненное белесое пространство, лишь по обе стороны насыпной дороги, пересекающей Шотт-эль-Джерид, блестят зеленые, розовые и фиолетовые озерца соленой воды. Цвет зависит от содержащихся в ней минералов. Пейзаж удивительно напоминает рассказ о Маленьком принце: кажется, именно здесь летчик потерпел крушение и встретил своего загадочного друга. Отсюда на память можно взять немного соли или отломить кусочек бледно-кофейной, словно в изморози, почвы.

VII. Купить ковер

Кайруан — столица тунисского ковроткачества. О мастерстве здешних умельцев красноречиво говорит тот факт, что этим мягким и теплым товаром Кайруан когда-то платил ежегодную дань. Практически любой магазин в городе — настоящая сокровищница ковров из разных материалов, всевозможных форм и расцветок. Сегодня, как и много лет назад, их ткут из шерсти или шелка вручную на вертикальных станках. Умелицы завязывают множество узелков из разноцветных нитей, а затем подстригают длинные концы, формируя ворс ковра. От количества узлов на квадратный метр, собственно, и зависит стоимость изделия.

Самые недорогие — так называемые берберские ковры из грубой небеленой шерсти, с длинным ворсом и простым рисунком. Есть и традиционные кайруанские мотивы: особые ромбы, сетка и кресты, несущие тайный религиозный смысл. Самые красивые — переливающиеся на свету подобно павлиньим перьям шелковые ковры. У них на квадратном метре помещается до 250 000 узелков, а цена может доходить до нескольких тысяч долларов.

VIII. Переночевать в берберской пещере

Берберы, коренные жители Северной Африки, по сей день обитают в полуподземных жилищах, вырытых в податливой глинистой почве Матматы, у южных отрогов Атласских гор. На первый взгляд местность кажется безжизненной, но, присмотревшись, замечаешь в расщелинах лазейки. Войдя в такую нору, попадаешь в довольно просторный открытый внутренний двор, из которого во все стороны прорыты входы в жилые комнаты и кладовки. Внутри сухо, свежо и тихо. И знойным летом, и промозглой зимой в таких помещениях держится комфортная температура. В числе бесспорных плюсов — отсутствие шумных соседей и возможность выкопать бесчисленное количество комнат.

Сегодня в Матмате действует несколько отелей первобытного типа. В номерах — вырубленная в стене кровать на высоких глиняных ножках и прочая стационарная мебель. Сделанную из пальмовых стволов дверь запирают гигантским ключом. Именно здесь понимаешь, что такое оглушительная тишина и счастливый крепкий сон.

IX. Обнаружить русский след в Бизерте

Пожалуй, нет ничего более трогательного и приятного, чем живая память о наших соотечественниках на другом континенте. В декабре 1920 года в северный тунисский порт Бизерта прибыли 25 кораблей Российского флота, остатки белой армии Врангеля. Среди сошедших на берег была восьмилетняя Анастасия Ширинская, позднее ставшая старейшиной русской диаспоры в Тунисе и в течение почти века скрупулезно сохранявшая память о русских моряках и их изгнании.

В центре Бизерты над обычными арабскими домами высятся голубые маковки храма Александра Невского, построенного в 1937 году на пожертвования эмигрантов. Рядом расположен Музей русской эскадры. Почти вся обстановка внутри из императорской России: книги, иконы, предметы обихода. Необычайно волнительно видеть письма и фотографии тех лет, пожелтевшие газеты, личные вещи русских моряков.

X. Сходить в хамам

Самые знаменитые общественные бани находятся в старом городе столицы Туниса. Это целые анклавы неспешности, неги и созерцания, ведь физическое омовение отнюдь не единственная функция хаммама. Сюда ходят, чтобы отдохнуть от домашних забот и деловых встреч, расслабиться в кругу друзей и поболтать.

В горячем зале банщик или банщица обмажут вас целебной глиной тфаль, и вы, чтобы хорошенько пропариться, какое-то время посидите, погрузив ноги в ведро с горячей водой. Когда глина смоется потом, тело отдраят традиционной рукавичкой кесой. При этом старая кожа буквально скатывается чулком. Затем в дело идут привычные мыло и мочалка: для гарантии чистоты вас еще раз помоют пеной.

Если есть желание, можно попросить сделать массаж или растянуть мышцы, а женщинам еще и разрисовать ладони и ступни пастой из хны, способной окрашивать кожу в оранжево-шоколадные оттенки. После жаркой процедуры приятно отдохнуть на кушетке в теплом зале под витиеватую арабскую музыку, потягивая душистый сладкий чай.

XI. Запастись финиками

«Пальцы света» (деглет эн-нур) — так называют самые вкусные тунисские финики. Ровно матовые, полупрозрачные, нежно-сахарные — эти плоды недаром называют золотом Туниса. В российских магазинах их почти невозможно найти, данный сорт пользуется большой популярностью среди североафриканских соседей.

Урожай снимают поздней осенью, исключительно вручную: сборщики залезают на пальму и аккуратно срезают гроздь за гроздью. Самые ценные финики — именно на ветках. Для защиты от насекомых и дождя грозди закрывают специальными пакетами, верх которых сделан из сплошного материала, а низ из сетки, чтобы финики дышали.

При покупке нужно обратить внимание на матовость плода. У несвежих фиников поверхность блестит — это выпотевает сахар. Традиционно их едят с кисломолочными продуктами. У тунисцев даже есть утреннее приветствие: «Да будет твой день сплошь финики с молоком!»

Автор текста Александра АЗАРОВА

Журнал «Туризм и Отдых»

Источник turizminfo.ru

Ещё из раздела: